Актуально
Эксперты о реформе электроэнергетики 28.04.2011

Эксперты о реформе электроэнергетики


Председатель правления «Меркурий-клуба», академик РАН Евгений Примаков

Развитие электроэнергетики имеет для модернизации экономики России особое значение. Приведу несколько показателей.
Первый: затраты на энергоносители в структуре себестоимости продукции в России в среднем в 1,7 раза превышают аналогичные показатели в Китае, в 7 раз – в США, в 12 раз - в странах ЕС. И это одна из главных причин неконкурентоспособности нашей экономики.
Второй: износ основных фондов объектов электроэнергетики в России - более 40%, что выше, чем по промышленности в целом. Как результат - рост расхода топлива на производство электроэнергии и увеличение потерь в сетях.
Третий: при сохранении нынешней тенденции к повышению тарифов на электроэнергию они вскоре окажутся больше, чем в США и странах ЕС.

Реформа РАО «ЕЭС» изначально предполагала, что стратегические инвесторы, приватизировавшие активы акционерного общества, сделают крупные вложения в электроэнергетику. Притом что государство гарантирует им более высокие тарифы и для промышленности, и для населения. Но, как показала жизнь, прогнозы были нереалистичными.
Между компаниями, образовавшимися в итоге реформы, и государством, возникли серьезные противоречия относительно уровня тарифов. Как известно, модернизация требует развития экономики в условиях подъема жизненного уровня населения, а чрезмерное подорожание электроэнергии не способствует ни одному, ни другому. Страдают, главным образом, жители, а также мелкий и средний бизнес. Наиболее бедные регионы испытывают самый резкий скачок тарифов, что приводит к увеличению неплатежей.
Поэтому один из главных вопросов сегодня: как обуздать рост цен? И кто, в конце концов, будет финансировать модернизацию нашей электроэнергетики? Способны ли российские генерирующие компании, сформированные дроблением прежней централизованной системы, обеспечить задачу модернизации отрасли и экономики в целом, или же нам предстоят мегаслияния? Какую роль могут сыграть при этом иностранные инвестиции? Хотелось бы услышать ответы.

Владимир Жириновский:

Энергетика - это главный локомотив нашей экономики, своего рода вариант всем понятной экономической национальной идеи. Может быть, надо во всеуслышание об этом заявить? Нам говорят, что сегодня уже не хватает инженеров, энергетиков. Не потому ли, что не ведется соответствующая пропаганда? Второе важное направление - это транспорт, третье – продовольствие. По всем трем Россия может иметь приоритет.

Когда реформировали РАО «ЕЭС», то обещали, что в отрасли будет улучшение. Однако если до реформы у нас было 30% резервных мощностей, сейчас - ни одного процента. Так что случилось? Экономика, напротив, потребляет меньше, поскольку некоторые крупные потребители остановили производство, но резервные мощности исчезли.
Как нам дальше развиваться? Сегодня на фоне кризиса ядерной энергетики после событий в Японии многие говорят, что АЭС опасны, их повсеместно закрывают. Нам бы поддержать этот тезис: пусть закрывают. А мы будем продолжать их строить и снабжать энергией те страны, которые собственную выработку сократили. Так что нетерпимо подвергать сомнению безопасность наших атомных станций. Кто-то из депутатов предложил проверять наши АЭС. Но у нас уже все проверено. Нас Чернобыль научил, по-моему, вперед на сто лет. Никто подобного не переживал. Наши АЭС – самые безопасные, о чем и надо говорить.

Другой вопрос: зачем мы в прежние годы строили ГЭС и те же АЭС по всему миру? Мы как бы давали им удочку, чтобы они могли рыбу ловить. Между тем, нам выгодней – предлагать саму рыбу, склады с которой находятся на нашей территории. Так, может быть, лучше проводить электросети, трубопроводы, газопроводы, чтобы потребитель из дальнего зарубежья всегда ждал от нас столь необходимую ему продукцию? Если бы мы сделали упор на транспортировку энергоносителей, то были бы сегодня энергетической империей, развивая одновременно собственные транспортные сети, и это бы позволило увеличить производство продовольствия.

Иван Грачев заместитель председателя Комитета Госдумы по энергетике

Я могу утверждать, что уже в прошлом году реальная средняя цена за киловатт-час в нашей стране обгоняла американскую. А если учесть, что в США тарифы для промышленности ниже, чем для бытовых нужд, то это превышение окажется еще более существенным. Более того, в США есть директива на последующие 20 лет - удерживать такие тарифы с учетом реальной стоимости доллара. У нас же, по прогнозам, за 10 лет долларовая цена киловатт-часа удвоится. Одного этого достаточно, чтобы уничтожить почти всю несырьевую часть промышленности.

Кто же вложит деньги в модернизацию энергетической составляющей? Безусловно, переложить эту ношу на население нельзя: у него нет таких денег. Частные инвесторы? Еще на момент начала реформ я утверждал, что никаких значимых частных инвестиций в эту сферу не будет. По очень простой причине – слишком низкая капитализация киловатт-часа по сравнению с его стоимостью, а, значит, рыночные механизмы здесь работать не могли в принципе. Сегодня картина примерно такая же. Проверить мои выводы легко: достаточно взять данные за прошлый год. Какие были финансовые вложения в сети и в генерирование? Прямые частные инвестиции - в районе 7-8% процентов от общего объема.

Таким образом, никто, кроме государства, пока финансировать развитие энергетики не будет. Но тогда и все остальные параметры надо пересматривать: странно, если основной инвестор не получает наибольшую долю акций. То есть, в 2009-2010 годах здесь работали абсолютно нерыночные схемы. Вообще говоря, прямой запуск рыночных механизмов означал бы почти полную национализацию всей системы, причем без применения каких-либо принудительных механизмов, просто в результате перераспределения акций с учетом инвестиций.

Я уверен, что, признав в качестве основного инвестора государство, мы должны пересмотреть и все остальные пункты программы реформирования. Если мы правильно начнем использовать госинвестиции, их можно задействовать на повышении энергоэффективности, модернизация не потребует дальнейшего рост тарифов. Будет обеспечена конкурентоспособность граждан и экономики страны.

Геннадий Зюганов

После страшной аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, казалось, давайте сделаем выводы: очевидно, что разрушена система управления, руководят полуграмотные люди, плохо знающие гидроэнергетику, которые набивают собственные карманы.
Подобные аварии случались и раньше. А на Новый год почти полмиллиона граждан Подмосковья сидели две недели впотьмах, пока энергетики разводили руками и ссылались на ледяной дождь. На самом деле ни одного столба во многих районах за 20 лет не меняли, ни одного провода, ни одной опоры, все полетело. Посмотрите на кадры – профессионалов разогнали, отраслевая наука уничтожена. Атомные станции – это в основном стройки 1960-1970-х годов: они тоже начинают выходить из строя, хотя им и продляют ресурс.
Какие же у нас перспективы? Надо строить, капитально ремонтировать и сберегать электроэнергию. Президент в Ярославле ставит задачу модернизации экономики, но она невозможна без модернизации энергосистемы, потому что валовой продукт растет прямо пропорционально потреблению энергии – это все знают.

Переложить это бремя на плечи граждан нельзя. У нас 55 млн. имеют средний доход 8-12 тыс. рублей в месяц. Повышать тарифы на производстве? Категорически нет, его итак задушили: вся перерабатывающая промышленность скоро «квакнет» при такой энергетической политике. Надеяться на нефть и газ тоже не стоит: мы оказались единственной страной в мире, где солярка стала дороже бензина. Заграница не поможет, поскольку у них самих последнее время концы с концами не сходятся.
Поэтому государство должно восстановить управление в главной жизнеобеспечивающей отрасли. Первое и главное - национализировать минерально-сырьевую базу, пока есть резерв ресурсов, которые могут позволить, в том числе, отремонтировать саму энергетику. Но и прогрессивный налог придется выводить.

Алексей Харитонов, заведующий Центром энергетической политики Института Европы

Мы все ругаем реформу электроэнергетики, но замысел был правильным. Другое дело то, что дорога в ад вымощена благими намерениями. Наши расстояния, наши природные условия, состояние наших производственных фондов в отрасли, по-видимому, просто не дадут эту реформу провести. Кстати говоря, я не совсем понимаю, каким образом можно децентрализовать энергетику, если такой большой процент энергии вырабатывается на основе газа, и сохранять при этом монополию «Газпрома»?
Что нужно? Нужно привлекать к работе в энергетике новых, ориентированных на успех людей. И это должны быть инженеры, а не финансисты. Есть реальная экономика, но никто не готовит инженеров, никто не готовит руководителей производства. Откуда они придут-то? Они что, на основе бухучета будут управлять Саяно-Шушенской ГЭС? Уже науправлялись.

Кроме того, российской электроэнергетике необходимы прямые инвестиции - в виде техники, технологий и так далее. Для этого мы должны создать баланс – продавать электроэнергию в Европу. Как минимум. Можем продавать технологии, в том числе и атомные, в развивающиеся страны и не только. Можем поставлять им ядерное, урановое топливо. Есть также способы косвенного воздействия на рынок Европы и получения оттуда прямых технологий и прямых инвестиций. Это все практически возможно.

Александр Рольгейзер, генеральный директор ЗАО «Русская кожа»

Посмотрим на уровень цен на электроэнергию в Европе за 2009-2010 год. В этот кризисный период везде за исключением 6 стран ее стоимость упала. Везде. Я представляю рязанский кожевенный завод, достаточно эффективное предприятие. Но сегодня мне уже выгоднее работать в Швеции, Финляндии или Франции.

Что произошло у нас после начала так называемой либерализации рынка электроэнергии? Вектор цен вырос в 3 с лишним раза. Кроме того, цену за февраль я узнаю лишь 10 марта, за март - в апреле и так далее. Ни одни рынок не сможет работать, если заранее не договориться о цене. Но особое изящество – это тариф за подключение. Это все равно, что в магазине платить за то, что туда входишь.
Если сравнить промышленные тарифы и тарифы для населения, то снова идем вразрез с Европой. Из школьного курса физики известно, что, чем ниже уровень напряжения, тем выше затраты на трансформацию. И естественным образом цена для населения наибольшая. Как, собственно, в Европе и складывается. Но не в России. Я не знаю, на каком уровне это перекрестное субсидирование должно исчезнуть. Но должен же быть какой-то логичный момент.

Таким образом, можно сказать, что энергетика у нас пока монопольная. Я сторонник рынка, но сегодня, когда по сути дела потребитель лишен возможности напрямую договариваться с производителем энергии, господствует монополия. И, как любая монополия, она должна регулироваться государством. Давайте определим планку, зафиксируем либо уровень тарифов, либо цены. И смею вас уверить, энергетики сами блестяще справятся с задачей поиска эффективности собственной отрасли.
Мы не должны забывать, что наше конкурентное преимущество - это наши углеводороды. И нам следует это преимущество использовать для блага нации, своей промышленности, а не поднимать цены, перекладывая проблемы на плечи российских же производителей.

По материалам пресс-службы ТПП РФ

Информационное сопровождение

Правительство России

Совет Федерации

Государственная дума ФС РФ

Минпромторг

Министерство обороны РФ

Министерство здравоохранения РФ

Министерство культуры РФ

Деловая Россия

Министерство образования и науки

Министерство экономического развития

Экспертный совет

Информподдержка