Домой Статьи Високосный год. Говорят звезды

Високосный год. Говорят звезды

в Админ

В этом году все мы узнали, что такое самоизоляция. Потерянное ли это время? Мы решили узнать о чем «звезды говорят» и что думают деятели российской культуры и подготовили для них небольшую анкету.

  1. Чем лично для вас обернулись месяцы самоизоляции? Возможно, вы нашли для себя новое занятие или руки дошли до чего-то, на что никогда не было времени?
  2. Наиболее сильно пандемия ударила по туризму. Куда вы планировали поехать в этом году и не смогли?
  3. Ваше любимое место на планете? Почему?

Андрей Максимов, писатель и телеведущий

Максимов– Если бы не постоянный страх, то можно было бы сказать, что эти месяцы оказались замечательными. Я начал организацию Школы психофилософии именно во время самоизоляции, написал книжку об оказании первой психологической помощи «Записки психофилософа». Мы жили замечательно с моей женой. Так что это были месяцы постоянного чего-то делания, а не печали.

– Я не смог поехать на море. Мы предполагали отправиться в Грецию, к сожалению, не получилось…

– …И предполагали посетить наши любимые места. Их два, не считая Москвы. Это Белград и Тель-Авив. Больше всего я скучаю по Тель-Авиву, где у меня очень много друзей. С ними я постоянно общаюсь, но увидеться сейчас не могу.

 

 Александр Журбин, композитор

– Лично для меня ничего особенно не изменилось. Я всегда веду довольно домашний образ жизни. Работа и дом совмещаются в моей московской квартире, а когда хорошая погода – то на даче. Лишь вечером мы с моей женой, поэтом Ириной Гинзбург-Журбиной, иногда выходим  на премьеру в театр, на открытия выставок и т. д. Так что пандемия только укрепила этот домашний статус, отбросила всю суету и дала возможность как следует поработать. И я действительно написал много музыки. Особенно отмечу партитуру двух огромных опер, которые будут представлены в Москве на моем

– О, да! У нас были большие планы – Германия, Италия, Франция, Израиль и, конечно, Америка, где мы часто бываем и где живут наши сын и внуки. Во всех этих странах были запланированы наши выступления и программа отдыха. Увы, все это отменилось. Ничего не поделаешь, это коснулось всех. Мы не ропщем, но надеемся, что в будущем все вернется.

– Три города – Москва, Нью-Йорк и Париж. Именно в таком порядке.

Григорий Гладков, композитор, бард

Гладков– Для меня несколько месяцев карантина стали открытием онлайна. Я и раньше им пользовался, но не знал, что виртуальная среда может иметь такой резонанс, такой позитив и такое развитие. Я давал концерты в прямом эфире, готовлюсь преподавать. Самое главное, я научился использовать Интернет для образования, ведь реально открыт весь мир. В обычной жизни, когда ты переносишь свое тело, то должен проходить таможню, брать с собой паспорт и много разных вещей, лететь на самолете. А в онлайне мы как птицы – у нас нет границ, и это классно!

– Пандемия ударила по туризму, но не по мне. Мои гастроли и есть мои путешествия. Такой у меня туризм – не я плачу деньги, а мне. За то что я путешествую, мне оплачивают билеты, гостиницы да еще дают деньги в виде гонорара. Но эти несколько месяцев я с радостью провел дома.

Я вложил душу в загородный дом, построил его с любовью, а пожить там все никак не удавалось – сплошные гастроли. А тут я жил, наслаждался своим трудом строителя. Правда, я все равно побывал в Анапе, в Пятигорске (на юбилее города), в Евпатории (на кинофестивале «Солнечный ветер»), в Воронеже. Вот в Америку  на запись моей пластинки на английском языке  не смог полететь, может, еще удастся – у меня виза на три года.

– Пока наша планета окончательно не загажена, любимых мест много. Прежде всего места, где появлялось ощущение «дежавю», что я там уже бывал: в Челябинской области и в штате Северная Каролина.

Я люблю места, где жил. Родился в Хабаровске и очень дорожу им. Детство провел в Брянске, который находится ровно посередине между Москвой и Киевом. Юность прошла в Ленинграде, где я окончил два учебных заведения, написал первую музыку к спектаклю, к фильму, выпустил первую пластинку, там создавалась «Пластилиновая ворона». Все первое для меня было в Ленинграде. Я даже выпустил альбом «Прогулки по Петербургу» под аккомпанемент гитары и дождя.

Я обожаю Подмосковье и Москву. А еще чудеснейшим местом считаю Анапу, где на приморских дачах обосновалась замечательная компания актеров. Еще значим город Благовещенск (на Дальнем Востоке), я там являюсь основателем, президентом и председателем жюри детского русско-китайского фестиваля «Детство на Амуре». Благодаря фестивалю побывал в разных уголках Китая, самым интересным городом оказался Шанхай. С юности обожаю Болгарию, ее черноморское побережье, особенно Албену. В Америке у меня несколько любимых мест: Минессота, Массачусетс, Бостон, который похож на Петербург, Чикаго. Судьба также связывает меня с Таллинном, у меня там родственники, наполовину эстонцы, и я там очень комфортно себя чувствую.

Много мест чудесных! Грецию люблю. Рим меня покорил. А вообще сегодня через телевидение можно попасть в самые удивительные и дальние уголки планеты.

Юлия Рутберг, народная артистка РФ, актриса Театра им. Вахтангова

Рутберг– Мы много раз читали, что была бубонная чума и другие страшные эпидемии, косившие города и страны. И вот это добралось до нас. Это был шок, потому что ты привык постоянно передвигаться, планировать и вдруг стоп-кран… Ощущение совершенно жуткое. Первые две недели я, как та курица, которой отрезали голову, бежала, бежала и бежала. Потом оказалась на даче. Наконец, у меня дошли руки до папиного архива, который мы разобрали с тетушкой и подругой. Нашли массу уникальных фотографий бабушек, дедушек, эстрадной студии «Наш дом», студии «Первый шаг». Это было замечательно! Я разобрала все книги и теперь могу легко найти любую из них, какую захочется прочитать.

Самое главное, появилась возможность проводить время с родными и близкими. Я считаю достижением этих нескольких месяцев, что мы с внуками прочли огромное количество сказок разных стран мира. Они мне читали, я им читала… Очень много времени было посвящено рукоделию, рисункам. Мы смотрели, как просыпается природа, сажали цветы. Было очень много маленьких радостей, которых мы раньше не замечали или были лишены, потому что в это время года всегда были заняты. Много было интервью онлайн. Я читала лекции для школьников и первокурсников университета по творчеству Анны Ахматовой.

Но когда у тебя отнимают твое любимое дело, то и отдых – не отдых. Один месяц было по кайфу – никуда не надо спешить. А потом ужас-ужас – не привыкла я так жить, быть свободной от всего. Очень соскучилась по театрам, по спектаклям. Сейчас это как-то нагоняется, восстанавливается, хотя приходится непросто. Каким бы заслуженным или народным, обласканным артистом ты ни был, но полгода простоя оборачиваются большим трудом по восстановлению профессиональных навыков.

– Естественно, мы планировали поехать куда-нибудь к морю, я же «водный знак». Для меня море – живейшая необходимость, но в этом году его заменила Волга. Мы всей семьей поехали по Золотому кольцу и получили огромное удовольствие. Кашин, Калязин, Троице-Сергиевская Лавра, Углич, Мышкин, Ярославль… чего мы только не увидели! Волга – фантастическая, мощнейшая река! Волга – матушка, я в первый раз в жизни осознала, что так ее называют не случайно. Грибы-ягоды, чистый воздух, свежая рыба, всевозможные музеи… Побывали в Ярославле в прекрасном зоопарке и дельфинарии, в с. Вятском посетили огромное количество прикладных музеев – музыкальных инструментов, часов и пр. Мы все долгие годы стремились уезжать на отдых за границу, а у нас под носом наша прекрасная страна, которая обладает такими красотами!

– Любимого места на планете у меня нет, потому что я обожаю Тбилиси и Грузию, обожаю Англию, Италию… Но у меня есть мечта. Когда откроются границы и получится накопить достаточно средств, я мечтаю побывать в Японии, на этой другой планете. И я обязательно это сделаю.

Очень надеюсь, что все будут здоровы и все, что сейчас происходит, уйдет на второй план. Мы как раньше, сможем планировать гастроли, спектакли, съемки и путешествия. Когда есть возможность исполнять свои планы, ты чувствуешь себя свободным человеком. Вот сейчас с этим трудновато. Берегите себя и театры, потому что театры – величайшее изобретение человечества.

Иосиф Райхельгауз, создатель, художественный руководитель и режиссер Театра ШСП

Райхельгауз– Для меня эти несколько месяцев оказались просто счастливейшими. Обе мои дочери со своими мужьями приехали в наш загородный дом, который я очень много лет строил специально для того, чтобы в нем жили все дети, внуки. Мне представлялось, как мы все вместе будем завтракать, кататься на велосипедах, плавать, жарить мясо и рыбу, разливать хорошее вино… Ничего этого не было много-много лет. И вдруг все мои мечты материализовались! Мы проводили вместе субботы и воскресенья, к нам приезжали выдающиеся, интересные люди – режиссеры, писатели, художники.

Я не был заперт в четырех стенах. Садился в машину и медленно ехал в сторону Ярославля, Владимира, Суздаля, Покрова на Нерли, любовался красотами и достопримечательностями.

Постепенно мы все привыкли к существованию вируса. Хотя заболеваемость сейчас опять растет, но мы рвемся работать. Наша загородная жизнь начинает разваливаться. У Маши (Мария Трегубова – театральный художник) – огромное количество работ, у Леши – тоже (муж дочери – известный театральный художник Алексей Трегубов), так что счастливейшее время пока закончилось.

– Планы нашего театра, а значит и мои, невероятно нарушились. Больше года у нас работал филиал в Берлине, мы готовили филиал Театра ШСП в Париже, должны были ехать на гастроли в Одессу, очень много было приглашений из России и из других стран. Правда, летом успели съездить в Красноярск, открыли филиал во Владимире.  Предложений и планов очень много, и я надеюсь, все восстановится, и мы их осуществим.

– Любимое место – родная Одесса, Черное море, Каролино-Бугаз (Одесская область). Уже очень много лет любимейшее место – поселок Жаворонки Одинцовского района  Московской области. Я просыпаюсь, открываю глаза и вижу все эти березы, яблони, дубы. У меня очень много любимых мест в Израиле. Совершенно потряс Каньон, по которому идет скоростной стеклянный поезд из Сан-Франциско в Чикаго. Новая Зеландия – вообще лучшее место в мире, самое поразительное. Трудно выбрать самое любимое. Одесса – родина, Жаворонки – родина. Днем – любимое место в репетиционном зале театра, а ночью – в Жаворонках.

Людмила Чурсина, народная артистка СССР

Чурсина– Для меня эти месяцы стали временем отдыха. Честное слово, я так наездилась по гастролям, так устала, что эта неожиданная возможность побывать дома и в любимом Санкт-Петербурге, навестить родственников, заехать в родные Великие Луки принесла мне много радости. Если бы не страх заражения опасной болезнью, я была бы полностью счастлива. Ничего нового в эти месяцы я для себя не придумала, просто с наслаждением читала, общалась, смотрела кино.

– К себе я давно уже не примеряю звание туриста. Я столько лет колесила по городам и весям, что побыть дома – для меня намного важнее, чем увидеть какие-то новые  места. Никаких личных планов и маршрутов у меня не было, а гастрольный график – это да, все остановилось.

– Любимые места, как я уже упомянула, Москва, Санкт-Петербург, Великие Луки.

 Марк Розовский, основатель, художественный руководитель и режиссер Театра «У Никитских ворот»

Розовский– Я постоянно занимаюсь делом своей жизни и никакой карантин остановить меня не может. Я придумываю спектакли, сочиняю пьесы и пишу книги. Весна и лето 2020 года были для меня счастливым периодом: я сосредоточился, не тратил времени на суету. Театр, хоть и любимый, место все же суетное. Было кем-то подсчитано, что в течение рабочего дня я общаюсь с 40–60 людьми, и это не просто разговоры, а работа.

Я поставил примерно 200 спектаклей, значит прожил столько же жизней, и мне никогда не было скучно. Мне не нужен отдых: я делаю или репетирую один спектакль, на следующий день переключаюсь на другой. Вот это переключение и дает мне перезагрузку. Завидовать мне не надо, это  испытание, которое не каждый может выдержать. Тут важно правильно распределять и направлять свою энергию.

– Вот уже несколько лет мы в июле-августе ездим в Прибалтику. В этом году не смогли – ничего страшного. Я все равно не умею отдыхать. Мой отдых – смена жанра. В отпуске моя работа становится еще активнее, я еще больше времени провожу за письменным столом. Если оказываюсь на пляже, то, искупавшись, испытываю немедленное желание уйти. Мне становится тревожно, что зря теряю время. В молодости мы загорали на пляже как сумасшедшие, до волдырей на коже, я наелся этим досыта. Простой лежачий отдых для меня  мука. В Прибалтике особенно не покупаешься (холодно), но зато там я много хожу пешком, дышу морским воздухом и обдумываю новые планы.

– Мое любимое место – Театр «У Никитских ворот». Вне его меня одолевают тоска и желание быть с дорогими мне людьми. Второе место – мой дом, где я провожу время с близкими, конечно, его там гораздо меньше, зато у меня есть возможность встречаться с родными в любимом театре.

Николай Коляда, драматург, артист, режиссер, создатель и художественный руководитель Коляда-Театра

– Я занимался все это время поиском денег для работников театра. Их у меня 60 человек. У всех дети, ипотека и прочее. Нашел денег, никто не умер с голоду. Еще писал прозу, пьесы. У меня много дел всегда было, есть и будет, пока буду жив. Дурная голова ногам покоя не дает.

– Мы планировали поехать (нас позвали) в основную программу Авиньонского фестиваля со спектаклями «Оптимистическая трагедия» и «Раскольников». И еще много гастролей должно было быть. Не поехали. Зато полетели в Санкт-Петербург на фестиваль «Балтийский дом» и там показали эти спектакли.

— Мне везде хорошо. Я все люблю.

Вероника Долина, поэт, бард

Вероника Долина– Я не самый серьезно пострадавший в этой истории с вирусом. Я много выезжаю и вдруг «выдернули вилку из сети»… Для меня все это скорее курьез и испытание, чем страдание. Я почитала стихов в трансляции. Попела. Поскучала по реальности… уехала с внучками на дачу и попела там, посочиняла. Это мне под силу, а биологический страх заболевания отсутствует вообще. Это самонадеянно, но есть. Я довольно осторожна, но не на общечеловеческом уровне, а на собственном. Мне важнее сохранить близких, чем сохраниться самой. Именно так. Над этим работаю. Продукты – витамины – небесполезные занятия какие-нибудь. Книги – музыка – фантазирование – работа над планами…

– Перемещения в моей жизни все планомерные, спонтанные – редко. По плану я бываю в четырех местах: Москва, Париж, Тель-Авив и Нью-Йорк. Все это – мой дом родной. Родные люди, публика, друзья… Конечно, я была ущемлена в эти полгода. Тридцать лет я приезжала с необходимыми мне «запчастями» из Нью-Йорка, Парижа, Тель-Авива. Сейчас умоляю друзей прислать коробочку с лекарством любым самолетом. Нелегко, но все еще терпимо. И какое чудо, когда привозят! Я ведь не тот, кому кажется, что весь мир у его ног. Для меня чудо, и когда вода течет из крана. Интернет – вот чудо. Как без него? Свидания – дружбы – помощь по Интернету. Возможно, дотянем и до реальных свиданий, еще обнимемся без масок.

– Планета не так и велика. Если нашлось место, где мы не совсем чужие, – это  праздник. Такие места забывать нельзя. Сретенка, где я родилась, – мой аккумулятор; старая улочка в Москве, до сих пор вливающая в меня силы. Дача под Москвой – аккумулятор, лаборатория. Ее ценят все мои потомки от мала до велика. Видимо, вложили туда любовь мои родители, и место это нас согревает. И моя маленькая деревенская Нормандия питает меня. Свободой и простотой, воздухом с океана и самым лучшим в мире хлебом. Там пишутся стихи. Там по плечу похлопывают Цветаева и Жанна д’Арк. Возбуждение Нью-Йорка месяцами питает. Родственность Израиля со мной всегда. Я еще и верю, что все это передается детям. Пока не разуверилась.

Тимур Ведерников, музыкант, продюсер, шоумен

Тимур Ведерников– Для меня 2020 год, несмотря на пандемию, оказался очень продуктивным. Мы освоили новые возможности удаленной съемки и записи. Это очень сложная, но интересная история. Работы было еще больше, чем в предыдущие годы.

– Мы планировали поехать на Занзибар. Он оказался открытым, но слишком дорогим. Недавно съездили в Турцию, очень здорово покатались на яхтах.  Не сказать, что пандемия как-то меня накрыла, даже неудобно перед остальными людьми Планеты.

– Трудно назвать любимое место планеты. Мы много где побывали, и везде были места, которые оставили неизгладимое впечатление. Вот из последнего – потрясающей красоты турецкие берега, вдоль которых мы проплывали. Море незабываемо. Интересны не цивилизация, лакшери, мне нравится дикая природа, что-то аутентичное, поэтому мы любим Занзибар, Таиланд. Есть многие места в России, где я неоднократно бывал, но собираюсь посетить еще: Алтай, Горный Алтай, Сибирь. Одно из посещенных удивительнейших мест – это Северный полюс. Вот уж точно: ни в сказке сказать, ни пером описать.

Ксения Драгунская, драматург, писатель, театральный деятель

Драгунская– Я весьма культурно провела пандемию-самоизоляцию: написала роман. Такого длинного еще никогда не писала. Потом сделала то, что все время откладывала – некоторые долгожданные косметические оздоровительные процедуры, то есть занялась улучшайзингом. Все хорошо, но должна сказать, что самоизоляция – это одноразовое мероприятие для человека, потому что в следующий раз все так гладко может и не пройти.

– Я каждый год езжу на Рижское взморье. К сожалению, этим летом не получилось, но надеюсь на лучшее.

– Что касается моих любимых мест на Земле, то это – Нью-Йорк, Белград, вышеупомянутое Рижское взморье и мой дом на озере в Псковской области. Надеюсь, что эти четыре места всегда со мной будут не только в памяти, но и в реальности и что все будет хорошо.

 

 Алла Сигалова, хореограф, режиссер, телеведущая

Сигалова– У меня все шло, как и шло. Мы также занимались в Школе-Студии МХАТ, только перешли в ZOOM. Благодаря этой новой форме общения по моему заданию было сделано семь новых интересных фильмов четырьмя актерскими курсами МХАТа. Эти потрясающие фильмы теперь останутся в истории Школы. Я за это время успела в Таллинне сделать спектакль и прекрасно отдохнуть. Осенью съездила в Пушкинские горы. И буду так же жить дальше, другого не могу себе представить.

– Конечно, в пандемию все перемещения притормозились. У меня была потребность в большом количестве поездок, которые отложились, но все-таки я в Европе была, отдыхала у себя в Юрмале, так что какая-то часть путешествий осталась. Правда, несколько важных поездок по работе и личным обстоятельствам отменились, к огромному моему сожалению.

– Раньше самое любимое место на планете было там, где мама, а теперь там, где мои дети. Когда ты рядом с ними, все окрашивается счастьем. Это и есть любимое место – там, где мои дети.

Лариса Каневская